ВИА "Лейся, песня"


Борис Платонов

Начало

Родился 08 апреля 1956 года в городе Новосибирске. В детстве Борис даже не помышлял о музыке и, как все мальчики, увлекался футболом, но, по настоянию мамы, все-таки окончил музыкальную школу по классу баяна. Учеба в музыкальной школе не изменила отношение Бориса к музыке, связывать с ней свою жизнь он по-прежнему не собирался. Его отношение к музыке резко изменилось, когда он увлекся творчеством Beatles, Uriah Heep, Deep Purple и других западных групп.

В 8 классе, Борис и три его друга создали свою группу, собирались у кого-нибудь дома и на самодельных гитарах играли западные хиты. После окончания 9-го класса, во время летних каникул, ребята устроились работать на местный спиртзавод. Так они смогли заработать деньги на настоящие инструменты. Учась в 10 классе, ребята играли на школьных вечерах, а, поскольку Борису была неинтересна инструментальная музыка, он начал петь. Ребята сняли помещение в подвале и играли там все свободное время. После окончания средней школы Борис абсолютно не представлял, чем он хочет заниматься в жизни. Поступал в Новосибирский строительный институт, но учиться не стал, работал на строительстве общежития Новосибирского института торговли. Через год в этот институт и поступил на дневное отделение торгово-экономического факультета, но, продолжая заниматься музыкой и играя в ресторанах города, вскоре перевелся на заочное обучение.

В те годы в Новосибирске было две престижные площадки, на которых играли самые лучшие музыканты города. Попасть в группы, которые там играли, было практически невозможно. Это молодежное кафе "Отдых", которое находилось рядом со стадионом "Сибирь", и парк им. Дзержинского. Вот в кафе "Отдых" и пригласили работать 19-летнего солиста Бориса Платонова. Кафе пользовалось большой популярностью у молодежи города. Ансамбль, в котором работал Борис, играл 5 дней в неделю. Билеты на их выступления покупали за несколько дней, иначе в кафе было не попасть. Ребята исполняли исключительно западные репертуар: на местном рынке за 120 рублей покупали пластинки мировых "звезд", а дома разучивали новые песни. Поскольку знаний школьного английского языка, явно не хватало, Борис мог разобрать не более половины слов, остальное было какой-то англо-подобной абракадаброй. Зато на сцене все это звучало довольно похоже на оригинал, да никто из танцующих в слова и не вслушивался. Постепенно учеба отошла на задний план, все время было отдано музыке. Так прошли два года: покупались пластинки, на слух разучивались песни, а вечерами - игра в кафе на танцах. Ребята по-прежнему слушали и исполняли только западный репертуар. Советской эстрадой они вовсе не интересовались, считали, что для того, чтобы петь всякую ерунду вроде "я ушел, а ты пришла", большого мастерства не требуется. Отечественные ВИА они, конечно, слышали, но это им категорически не нравилось. Мнение было однозначным: смешно сравнивать, к примеру, "Веселые ребята" с "Дип Перпл", ведь "Дип Перпл" - это творчество, это интересно, это завораживает, а "Веселые ребята" - скучно, неинтересно, примитивно. Некоторое исключение, по мнению ребят, составляли только "Песняры", которые могут нравиться - могут не нравиться, но невозможно не признать, что их музыка интересна и профессиональна.

И все-таки одно событие в отечественной поп-музыке не могло не пройти незамеченным даже такими ненавистниками советской эстрады. Этим событием был стремительный, просто фантастический взлет молодого, никому ранее неизвестного ВИА "Лейся, песня". Суперхит Вячеслава Добрынина "Прощай" в исполнении этого ансамбля слышался буквально из каждого окна. Конечно же, Борису никогда и в голову не приходило, что когда-нибудь он выйдет на сцену в составе этого коллектива. Но в его жизнь вмешался, как говорится, Его Величество Случай. Один из друзей Бориса, который часто ездил к своей девушке в Кемерово, как-то познакомился с бас-гитаристом "Лейся, песня" Юрием Захаровым и на репетиции ансамбля услышал разговор о том, что им нужен вокалист с высоким голосом. Вернувшись в Новосибирск, Евгений (так звали друга) зашел на репетицию к Борису и предложил ему познакомиться с ансамблем "Лейся, песня", который через несколько дней должен был приехать на гастроли в их город. Ресторанные музыканты, с которыми работал Борис, были рады возможности пообщаться со столичными знаменитостями и постарались как можно лучше подготовиться к встрече.

И вот через несколько дней, когда выступление местного ансамбля близилось к концу, в кафе "Отдых" появилась группа молодых людей, одеждой и манерой поведения сильно отличающихся от местных жителей. Это и был вокально-инструментальный ансамбль "Лейся, песня" во главе со своим руководителем Михаилом Шуфутинским. Столичные музыканты скромно прошли в зал, сели за столик и внимательно дослушали до конца выступление местного ансамбля. После выступления оба коллектива познакомились и прекрасно провели остаток вечера. А Михаил Шуфутинский пригласил Бориса Платонова прийти на следующий день на прослушивание. Несмотря на одолевавший его жуткий страх, на назначенное прослушивание Борис все-таки явился. Оно проходило перед концертом "Лейся, песня" во Дворце спорта. Весь ансамбль был в сборе. Музыканты уселись в первом ряду, а Борису предложили выйти на сцену и спеть пару песен. Несмотря на огромное волнение, с которым с трудом удавалось справляться, Борис спел очень хорошо, и музыканты "Лейся, песня", посовещавшись между собой, решили, что такой солист им подходит. Михаил Шуфутинский оставил Борису номер своего телефона и попросил через несколько дней приехать в Москву для работы в ансамбле.

Как ни страшно было молоденькому провинциалу ехать в огромный столичный город, как ни не хотелось оставлять друзей, ансамбль, молодую жену и новорожденного ребенка, Борис все-таки решил рискнуть, купил билет, позвонил Михаилу Шуфутинскому и отправился в Москву. Михаил Захарович лично встретил молодого музыканта, отвез на Ленинский проспект и поселил в гостинице "Южная". Так в 1977 году Борис Платонов стал один из солистов популярного ВИА "Лейся, песня".

Лейся песня

А уже на следующий день начались трудовые будни профессионального музыканта. Здесь все было совсем по-другому. Здесь никто не разучивал песни по пластинкам, как привык делать Борис. Всем музыкантам раздавались ноты. Ритм-секция и духовики сразу же пробовали играть с листа: сначала медленно, потом быстрее, а где-то с третьей попытки совершенно свободно. Вокалисты в это время в другой комнате разучивали мелодию под фортепиано и сразу же пытались петь со словами, раскладывая на голоса. Но то, что легко и просто давалось профессионалам, было безумно трудно для непрофессионального музыканта. Сложнее всего давалось пение в унисон. Положение усугубляло еще и то, что Борис привык петь только по-английски, подражая западным звездам, а потому совершенно не умел петь по-русски. Строгий, порой даже деспотичный Михаил Шуфутинский никогда не прощал ошибок, он постоянно критиковал начинающего вокалиста за этот "кабацкий налет". Борис очень быстро понял, что песенки типа "я пришел, а ты ушла", которые раньше казались ему примитивными, на самом деле не так уж просты, и что за видимой легкостью их исполнения стоит огромная работа.

Примером для Бориса стал и всегда оставался Влад Андрианов. Человек, который не обладал ни сильным голосом, ни широким диапазоном, Влад пел удивительно четко, чисто, ярко, умел сразу же расставить все интонации. Кроме того, он был очень работоспособным и пел всегда с душой.

Через месяц Михаил Шуфутинский предложил Борису записать сольную песню. Работа в студии оказалась еще сложнее, чем на сцене, но и здесь примером для Бориса был супер-профессионал Владислав Андрианов. Борис записал две сольные песни: "Школьный урок" и "Никогда не пойму". Песни получились хорошо, а "Никогда не пойму" очень быстро завоевала популярность. Как-то Михаил Шуфутинский сказал Борису, что эта песня завоевала I место в Каннах (хотя это ничем не подтверждено, и вполне возможно, что МШ просто пошутил).

Борис очень старался, много работал, но не так-то просто стать настоящим профессионалом. Иногда случались ошибки, что-то не получалось. Из-за этого Борис сильно переживал, ему казалось, что он подводит весь коллектив, занимался самоедством вплоть до депрессии. К этому добавлялось еще и то, что после работы надо было возвращаться в гостиницу, где его ждало только полное одиночество. В конце концов Борис понял, что в профессиональном смысле в ВИА "Лейся, песня" он не подходит и принял решение вернуться в Новосибирск. Михаил Шуфутинский был очень удивлен, но удерживать не стал. Борис вернулся домой. Все окружающие были в шоке. Попасть в коллектив такого уровня было почти невозможно, а добровольно бросить такую работу - верхом безумия. Борису было очень обидно, что он не справился, но постепенно он успокоился, занялся сольфеджио, стал учиться правильно петь.

Примерно через год позвонил директор "Лейся, песня" Константин Чепецкий. Он пригласил Борис в Барнаул, где ансамбль был в это время на гастролях. Так в 1978 году Борис Платонов снова стал солистом ВИА "Лейся, песня". На этот раз он легко влился в ансамбль, и началась настоящая работа. Борис до сих пор считает, что работа с Михаилом Шуфутинским была для него прекрасной школой, и получить такое музыкальное образование он не смог бы более нигде.

В 1978 году ВИА "Лейся, песня" стал лауреатом первой премии конкурса Сочи-78, а через год ушел в связи с отъездом за границу Михаил Шуфутинский, ансамбль возглавил новый художественный руководитель - Виталий Кретюк (Кретов), наступил очень сложный для коллектива период - не все музыканты смогли принять нового руководителя. В период раскола в ансамбле Борис Платонов вместе с Мариной Школьник, Максимом Капитановским и Юрием Ивановым принял сторону нового руководителя ансамбля Виталия Кретюка. Эти музыканты возлагали на Виталия большие надежды, хотели вместе с ним двигаться к новой музыке, а не петь постоянно старые хиты. Виталий Кретюк полностью оправдал их надежды, появился интерес к работе, музыканты стали писать свои песни, принимать самое деятельное участие в формировании репертуара ансамбля. А вскоре было решено отказаться от конферансье, и Борису Платонову вместе с Николаев Расторгуевым пришлось вести концерты. Снова стало очень тяжело. Теперь пришлось учиться не только петь, но и разговаривать со зрителями. Но постепенно все выровнялось, а через некоторое время конферанс взял на себя Максим Капитановский.

В эти годы Борис много общался с Виталием Кретюком. Виталий был очень интеллигентный, умный, всесторонне образованный человек, музыкант от бога, прекрасный аранжировщик и композитор, общаться с ним было очень интересно, но он совершенно не умел проявить жесткость даже, когда это было необходимо. В результате дисциплина в ансамбле стала снижаться. Плюс ко всему появилась масса проблем с худсоветами и различными концертными организациями страны. Ансамбль 13 раз снимали с гастролей за кроссовки на сцене, возвращали в Москву, сажали на репетиционный период. Ребята готовились к худсовету, накрывали столы, одевали строгие костюмы, пели "Родная земля" и "Лейся, песня, на просторе". Но как только их выпускали на гастроли, снова меняли костюмы, обували кроссовки и снова пели рок-н-роллы. За это ансамбль опять снимали с гастролей, и все начиналось вновь. Кроме всего прочего музыкантам надоели поездки по отдаленным населенным пунктам, плохие гостиницы с удобствами во дворе, 7-местные номера. Хотелось спокойной работы, сытой жизни, хороших гостиниц. Постепенно коллектив перестал заниматься творчеством, не было ни малейшего движения вперед, все просто зарабатывали деньги. На этой почве начались конфликты. Виталий Кретюк все видел и все понимал, но что-то изменить, начать все сначала уже не имел ни сил, ни желания. После поездки в Афганистан в 1984 году Виталий ушел из ансамбля. У Бориса, который к тому времени уже стал настоящим профессионалом, была масса предложений в различные коллективы. Сразу же после ухода Кретюка Борис Платонов тоже покинул ансамбль, в котором проработал 7 лет.

Продолжение

Незадолго до этого звукорежиссер "Лейся, песня" Александр Филатов перешел работать у Владимиру Мигуле, который в то время занимался созданием своего ансамбля при Пензенской филармонии. Один из пензенских заводов закупил для будущего коллектива современную американскую аппаратуру. Именно в этот ансамбль, по приглашению Александра Филатова, и перешел Борис Платонов. Там Борис познакомился и подружился с клавишником ансамбля Петром Подгородецким. Поскольку Мигуля обещал частые выезды коллектива за границу, то набрать в ансамбль первоклассных музыкантов для него не составило большого труда. На деле все оказалось иначе. Владимира Георгиевича мало интересовало благосостояние музыкантов. Репетиционный период практически не прекращался. Ансамбль не только не выезжал за границу, но даже гастроли по стране были большой редкостью. Музыканты мечтали о загранпоездках, а вместо этого безвылазно сидели в студии и делали по 6-7 аранжировок в различных стилях от диско до хард-рока на каждую песню Мигули.

Владимир Георгиевич не любил людей, которые не восторгались его творчеством, не любил, когда ему говорили правду, не воспринимал критику в свой адрес, а фраза "Я где-то это уже слышал" действовала на него, как красная тряпка на быка. Помимо всего прочего у Владимира Мигули был принцип: разделяй и властвуй. В ансамбле у него была пара стукачей, которые докладывали ему каждый шаг, каждое слово музыкантов. Все это было очень гадко, но обещанная перспектива многочисленных зарубежных гастролей все-таки удерживала музыкантов в ансамбле.

Так продолжалось целый год, но вечно продолжаться не могло. Как-то на собрании коллектива Платонов и Подгородецкий откровенно высказали Мигуля свои претензии, а через 2 дня оба были уволены "как не соответствующие профессионально задачам коллектива". Вот так один из лучших клавишников страны Петр Подгородецкий был уволен почти что "за профнепригодность".

В 1985 году Борис Платонов пошел работать в ансамбль ,Красные маки куда его давно уж приглашал Валерий Чуменко. В "Красных маках", которые в 1986 году были переименованы в группу "Маки", Борис проработал до 1989 года. Вместе с группой принимал участие в Фестивале советско-индийской дружбы в 1988. Когда группа "Маки" постепенно стала превращаться в аккомпанирующий состав Игоря Николаева, некоторое время работал администратором группы, но потом окончательно перешел в группу "Планета Людей", с которой работал уже несколько лет параллельно с работой в "Маках". Музыканты группы много ездили по стране и за рубеж, сотрудничали с "Миражом" и "Бим-Бомом". Но это было уже время "фанеры над страной", аппаратуру с собой никто не возил, а на местах хорошей аппаратуры, как правило, не было. В результате "живые" концерты получались хуже "фанерных" и успеха не имели.

Высокопрофессиональному музыканту было противно работать под фонограмму и зависеть только от силы электрического тока и напряжения в сети. В 1991 году Борис Платонов навсегда покинул сцену, и вот уже много лет его жизнь никак не связана не только с профессиональной эстрадой, но и с музыкой, вообще.


 


ВИА "Лейся, песня" История Дискография Утренняя почта
Copyright 2004 "Популярная советская песня"
Использовать материал вы можете только с разрешения координаторов проекта popsa.su